Приветствую Вас Гость!
Суббота, 19.08.2017, 19:52
Главная | Регистрация | Вход | RSS
 

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Декабрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Праздники сегодня

Наш опрос

Оцените наш сайт
Всего ответов: 23

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2009 » Декабрь » 4 » ЛЮБОВЬ И СМЕРТЬ В ЗАМКЕ ТАУЭР
ЛЮБОВЬ И СМЕРТЬ В ЗАМКЕ ТАУЭР
13:55
  «Театр – искусство современное»…
  Кем это сказано? Когда? По какому поводу?..
  Разумеется, никто уже и не вспомнит первоисточника. Некто сказал, что советский театр весь вышел из «кожанки» «Оптимистической трагедии»… И, наверное, доля истины в этом есть: нам вдалбливали, что искусство должно быть злободневным и – обязательно! – находить отклик в современности. А иначе – зачем оно, родимое, и кому нужно?..
  Спектакль камерного театра «Артель» «1000 дней Анны Болейн» (по мотивам пьесы Максуэлла Андерсона) – весь вне традиционных, набивших неистребимую оскомину, представлений о связи прошлого и современности. Уже входя в зал (маленький такой, даже не верится, что в нем может произойти нечто значительное), ощущаешь эту заданную отстраненность от того, что сейчас здесь будет происходить: меж зрителями и сценой висит мелкое сетчатое полотно, которое не исчезает до самого конца спектакля. Это странное полотно, сотканное из четырех лоскутов, – стена? зеркало? – как бы изначально отсекает все наши попытки провести аналогии меж XVI-м веком и современностью. Нам – не быть там, им – не быть здесь. А на пороге этого бытия-небытия – некий образ в хламиде: сидит, скорчившись, мешая публике занять свои места, и ни на что не реагирует.
  В программке спектакля сей образ обозначен как Судьба (Рок). Роль без слов (даже меньше, чем «кушать подано»). Это – наш поводырь из мира «перед зеркалом» в мир «зазеркалья» XVI-го века. Это – главный сюрреалистический символ спектакля. А впрочем – главный ли?
  Всего три актера играют этот спектакль. В оригинальной версии Максуэлла Андерсона, кстати, действующих лиц более 20-ти. А здесь – только Король, Королева и их Рок, коего, естественно, они не замечают, и который не злой и не добрый, а просто неизбежный – и никуда от него не деться. Король Генрих Восьмой – лидер, сильная личность и одновременно раб своей страсти. Анна – тоже сильная женщина, ставшая королевой вопреки всем существующим законам. Могли ли они быть счастливы? Могут ли вообще быть счастливы две сильные личности в браке?..
  Стоп! Мы, кажется, договорились – никаких аналогий! Как говорил Лев Толстой, «все счастливые семьи счастливы одинаково, все несчастные семьи несчастливы по-своему». А наипервейшая задача театра – рассказать нам изложенную автором историю так, чтобы мы в нее поверили. Что, собственно, и происходит – за этим неоткрытым, полупрозрачным занавесом. История страсти, закончившаяся плахой – для королевы.
  Эта стена – меж зрителями и тем (зазеркальным) миром – к счастью, так и не рухнула. Но и иллюстрацией некоего временного промежутка (по ту сторону зеркала) спектакль тоже не стал. Хотя бы в силу того, что Андерсон написал свою пьесу в шекспировских традициях – белым стихом… А, стало быть, от определенной театральной поэтизации заданной ситуации всё равно никуда не денешься. Так о чем же спектакль? Мы же, черт возьми, все-таки так привыкли: если уж совсем никаких аналогий – то зачем это нам?..
  На этот вопрос, естественно, каждый зритель ответит по-своему. В силу своей испорченности или, наоборот, просветленности. Но, в любом случае, спектакль – об отношениях. Между мужчиной и женщиной. О том, что, хотим мы того или нет, они могут быть и такими. Очень сложными – и грубыми, и простыми одновременно.
  Об актерах и режиссере.
  Точное название спектакля «1000 дней Анны Болейн (версия вторая)». Первая версия была поставлена и с успехом прошла в 2004 году. Вторая – принадлежит «перу» (а может, точнее будет сказать – «кнуту») Людмилы Ивановой, хотя, разумеется, как всякий ремейк, основательно подпитана от первоисточника. Тем не менее, по свидетельствам зрителей, видевших обе версии, они разнятся аки земля и небо. И это притом, что сценография претерпела не самые значительные изменения. Видимо, к чести Л.Ивановой, здесь следует отметить, что она не побоялась привнести в созданный ею театр «Артель», доселе позиционировавший себя как театр сугубо классических форм, некие элементы сюрреализма, без коих сие действо и не могло бы состояться.
  Исполнитель роли короля Генриха Сергей Григорьев настолько органичен в своей роли, что порой кажется, что мы, зрители, все в его власти, и только он один волен нас казнить и миловать – даже сквозь сетчатую стену. Он проживает жизнь своего героя так, словно она топором палача прошла и по его сердцу. Он любит, страдает, ненавидит – и все-таки убивает свою королеву.
  Анна Болейн – Елена Сахарова – более сдержана в своих эмоциях, ее задача – сохранить лицо и честь, несмотря ни на что. Вся ее жизнь – путь от греха на плаху, от пролитой крови к искуплению. Актриса сумела (с помощью режиссера, конечно) подать свой персонаж так, что Анну становится жаль не в момент перед казнью, а в момент грехопадения. «Пускай прольется кровь!», – говорит королева – тем самым обрекает на смерть и самое себя…
  Спектакль этот – зрелище не из легких, но его все-таки стоит посмотреть! Очень повезло тем, кто попал на премьеру 29 ноября (она состоялась на площадке театра-студии «Да здравствуют дети!»), – второй показ состоится, скорее всего, только после Нового года.

Антон Енотов
Категория: Новости нашего театра | Просмотров: 2436 | Добавил: theatre-artel | Теги: спектакли, премьеры | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]